Необычный сон

Я проснулся. Проснулся резко, без теплого потягивания под одеялом и медленного осознания нового дня. Причины было две. Первая: в комнате было холодно из за открытого окна и утренней свежести. Я сам открыл окно еще с вечера, не рассчитывая, что осень так быстро будет вступать в свои права. Вторая причина - был сон. Сон о девочке Алисе, ее бабушке и отце. Сон о старой Англии в которой я никогда не бывал и о банановом пироге. Яркость сна и мое присутствие в нем, как человека, который смотрит на происходящее со стороны не обескуражили меня, такие сны были и раньше. Однако те сны я помнил кусками, в них не было мелких деталей, а в этом! Я не понимал откуда взялись в моей голове цена на сахар из другой страны и из другой эпохи и дата Рождества 1640 год, а также информация о бананах, интересно были ли уже в это время они в Англии или нет.
Быстро одевшись я привел себя в порядок и направился к жене. Она по своему обыкновению уже сидела за компьютером и бойко клацала мышкой то ли играя, то ли работая. Сделав для себя и для нее кофе, это был наш обыкновенный утренний моцион, я рассказал о сне.
Нина слушала меня периодически возгласами выражая удивление. Рассказывая сон я подчеркивал детали, вплоть до запахов и ощущений. После моего рассказа на пару минут воцарилась тишина.
- Бананы упоминаются в Английской истории начиная с 1633 года, а цены на сахар в это время были 33-36 фунта стерлингов за фунт, - сказала она, - Если чего не знаешь, спроси у Google, - добавила она свою любимую присказку.
Жену также удивил мой сон и я по обыкновению начал объяснять детали причинно-следственных связей, которые могли повлиять на мое подсознание. Открытое окно в нашей спальне и окно во сне, которое бабушка Алисы настоятельно не рекомендовало открывать девочке. Бананово-кремовые пироги с которыми мы весь вчерашний день сталкивались во всех их проявлениях. А также брауни из сна, похожая и одновременно непохожая на нашу Кэт. Чем больше я разглагольствовал, тем больше понимал, что ухожу в непонятные дебри своего восприятия реальности. На выручку пришла жена.
- А ты помнишь когда вчера заснул?
- Не помню. Вроде как разговаривал с Фейри, пытался выяснить у нее что-то о банановых пирогах. Говорили, говорили, говорили... А потом я проснулся.
Я немного подумал и добавил, - Совершенно не помню, как из офиса перебрался в спальню.
На минуту в нашем диалоге наступила пауза, я пытался вспомнить детали между разговором с Кэт и тем как очутился в постели. Нина похоже думала о чем-то, что по-видимому могло пролить свет на мое знание Англии 1600-х годов.
- Вспомни, а во сне маленького человечка не называли по имени? - спросила жена.
- Нет. Но то что человечек был женского пола, а не мужского, это точно.
Попытавшись вспомнить детали сна я понял, что не могу с уверенностью сказать что помню лицо Фейри или во что она была одета. Было впечатление, что я видел то, что мне хотели показать.
Сделав такой вывод, я решил обратиться к главному действующему персонажу.
- Кэт, - позвал я.
- Кэт,- позвала жена, - иди сюда маленькая, хочешь пирога?
Из за стакана с карандашами на моем столе послышался звук поперхнувшегося человечка. Фейри вышла на середину стола, старательно что-то дожевывая. Отвечать с полным ртом она не могла.
Поэтому за нее ответил я:
- Нет. Похоже она уже поела и скорее всего именно пирог.
Кэт радостно закивала и начала размахивать руками показывая, что сейчас дожует и продолжит. Мы подождали.
- Спасибо, я уже перекусила. Как дела? - поинтересовалась она.
Нина ответила, что нормально. Я возразил, что не совсем нормально, так как кратковременная и беспричинная потеря памяти после общения с Фейри меня несколько обескураживает. Кроме этого меня интересовал мой сон и мнение брауни о том не причастна ли она к его деталям.
Ответы Кэт меня не очень удовлетворили. Ее пояснения, что дескать я чересчур сосредоточен на ее персоне и пытаюсь все теперь пояснить ее присутствием, а еще я вчера переутомился и под ее монотонный рассказ о бананово-кремовом пироге задремал. О чем-то, что мне приснилось она якобы упоминала, но ни о бабушке, ни о капитане английского корабля и тем более девочке Алисе она не говорила. В конце ее пояснений я понял, что Фейри в ходе своих мыслей и манере повествования в некотором роде очень похожа на меня. «Растекаясь по древу» и уходя в посторонние линии повествования с непонятными пояснениями и рассуждениями она больше путала, чем что-то проясняла.
Итог подвела Нина:
- В общем ясно, что ничего не ясно. И давайте займемся делами, я на кухню готовить завтрак. Ты займись подготовкой к сегодняшней съемке, мы что зря тут насобирали бананово-кремовых пирогов - это было адресовано ко мне.
- Ну а ты со мной на кухню, - это была реплика в сторону Кэт.
Начинался обычный день. День который, как я надеялся должен был быть продолжением Сладкой Сказки. Сегодня мы снимаем выпечку, которую по обыкновению после съемки съедим!
Хорошая у нас работа, если только не считать лишние килограммы, которые являются неотъемлемой частью излишнего поглощения сладостей.

Читать следующую главу