Запах ванили и корицы

- Привет! Как дела? - Повторил голосок откуда-то из самого темного угла.
     Голосок был высокий и тихий, но вполне ясный и понятный, что я даже не усомнился — это не галлюцинация.
- О-о-о! - Смог выдохнуть я. - Привет. Ты кто?
- Я брауни, а зовут Кэт. Я здесь живу.
     Брауни это кто? Брауни это что? И почему в явно закрытом и заброшенном доме живет непонятно кто?
     Мысли пронеслись стремительно и толи на мой вопрос, но мне почему-то показалось, что именно на мысли голос из угла быстро затараторил.
- Брауни — это фейри, а иногда нас называют домовыми, но это не совсем верно. Я девочка, хотя у брауни это редкость. А живу здесь, потому что хозяйка умерла, а другого дома у меня нет.
     Фейри замолчала, молчание длилось несколько секунд, но мне показалось, что время остановилось.
- Ну так что, мы едем? - опять защебетал голосок.
- Куда? - спросил я.
- А куда ты ехал?
- По делам. Точнее по работе, - уточнил я.
- Бери со стола скалку и разделочную доску. Это мое. И пошли побыстрее, пока не появилась эта тетка, которая дом продает.
     У меня совершенно вылетело из головы, что на улице я оставил женщину риелтора и она с минуты на минуту может зайти в дом. Не раздумывая, я сделал шаг к столу и взял в руки предметы, о которых говорила брауни. В этот самый момент слабый аромат ванили и корицы, витающий в воздухе, стал густым и насыщенным.
- Ух ты! - только и сумел сказать я.
     В комнате прозвучал смешок, но уже не из угла, как раньше, а за моей спиной, прямо в дверном проеме. Я быстро повернулся, но в дверях никого не было.
- Так ты идешь? - спросил я.
- Идем, идем. Не волнуйся я не отстану, - отозвалась Кэт.
     Уже на выходе из кухни я оглянулся назад, в сторону стола и освещенного солнцем окна. Окно стало на удивление грязным, хотя еще секунду назад оно было кристально чистым и солнечный свет на столе стал менее интенсивным. От стен раздавался слабый шелест, краска которая несколько мгновений назад была ровной и матовой, шелушилась и облетала, как старые осенние листья. Я понял, что брауни уходит из этой комнаты и из дома, теперь он полностью одинок и бесконечно стар. В дверях на крыльце я столкнулся с женщиной риелтором. Она извинилась, что не смогла уделить мне время и поинтересовалась, какие мои впечатления о доме. Я сказал ей, что не смог все детально осмотреть, но для того, чтобы посоветовать товарищу, обратить на него внимание, вполне доволен увиденным. Она улыбнулась, протянула визитку, и мы раскланялись.
     Через мгновение я уже сидел в своей машине. Видел ли риелтор вещи, которые я вынес из дома или нет меня мало интересовало.
- Кэт, ты здесь?
     Мой вопрос был наивен, я точно знал, что брауни притаилась в машине. В машине пахло ванилью и корицей.
- В доме ты была более словоохотлива.
     Вместо прямого ответа на мой вопрос Кэт сказала: «У тебя здесь на заднем сидении пакет с овсяным печеньем. Я возьму, уже год ничего не ела». «Конечно, угощайся» - ответил я и услышал шелест целлофана.
     Информации для меня было очень много. На работу я решил не ехать, а вернувшись домой перезвонить в офис и придумать оправдание, почему я не приехал на совещание по утверждению концепции нового журнала. Причем моего журнала.
     Доехав до ближайшего перекрестка, я развернулся и поехал домой. Там меня ждала жена и возможно новые подробности всего, что можно будет выведать о новой знакомой, если она к тому моменту не раствориться, как плод моего воображения.
     Кстати, проезжая мимо старого дома, возле которого все еще стояла машина риелтора, я не только не притормозил, но даже не взглянул в его сторону.
     В машине все также пахло ванилью и корицей, за спиной где-то шелестела целлофаном брауни, а на переднем пассажирском сидении лежала старая скалка и кухонная разделочная доска.

Вернуться к предыдцщей главе Старый дом

Читать следующую главу Новый домочадец